Кузя Зверев: тонконогий из тонконогих

Апрельский гость малого зала галереи Кузя Зверев, художник из эстонской Нарвы, привез в Кострому свой персональный проект "Мальчик тонконогий". В Костроме, его родном городе, где прошло детство, юность, учеба на худграфе пединститута, его хорошо помнят как Владислава Кузнецова. Дальнейшая судьба оказалась связанной с Эстонией, где он стал довольно известным художником, участником крупнейших выставок современной графики. О том, как сложилась судьба нашего земляка в теперь уже далекой Прибалтике с автором беседует Тихон Токарев.

– Владислав, первый вопрос возникает в связи с Вашим псевдонимом. "Кузя" - это, очевидно, от фамилии "Кузнецов", а "Зверев"?..

– Под этим псевдонимом я работаю с 1991 года, то есть уже четырнадцать лет. Здесь я играю на каком-то противовесе: "Кузя" - это что-то доброе, а "Зверев" - наоборот злое.

– Расскажите, о чем Ваша выставка.

– Дело в том, что графика - это только часть проекта. Обычно в Эстонии я выставляю еще и живопись. Но тут возникают трудности транспортировки. Я хочу сказать о том, как нам, мужикам, на свете живется тяжко:
Ой, да как мальчику нелегко,
Ой, да как мальчику тяжело...

Увеличить
К.Зверев
Увеличить
"Ура!"
2004г.

Начинался этот проект так. В детстве у меня все тетради были изрисованы разными лицами, и однажды я обнаружил их. Начал компоновать рисунки, положил на черный фон. Получился такой своеобразный графический театр. Одни и те же актеры могут быть и на одной полосе и на другой, как бы в разных ролях. Сначала в 2003 году я сделал выставку, а потом придумал название такое лирическое: "Мальчик тонконогий". Сразу хочется сказать: "А девочка толстоногая, более устойчивая". Женщин сдерживает материнский инстинкт, постоянная забота о детях, а мужчины более безалаберные. И я, Кузя Зверев, тонконогий из тонконогих. Некоторые художники, профессионально занимающиеся графикой, называют мою технику "помойной графикой". А искусство заключается по большому счету не в ремесле. Это философия, это игра, это поэзия и, естественно, изобразительная часть. Искусство для меня - это и игра, и жизнь. Я этим живу, искусство - это серьезно. Я закончил художественное училище в Ярославле, потом худграф в Костроме. Получил хорошую рисовальную школу. А искусством начал заниматься - ушел от всего того, чему меня учили, начал по новой, чтобы через это прийти к какой-то высоте.

– У Вас есть идеалы в искусстве? Кто Ваши любимые художники?

– Каждый настоящий художник не может иметь идола. У него есть единомышленники, люди, творчество которых ему близко. Взять, например, Михаила Шемякина. Я думаю, он никогда не был членом никакого союза художников. Но он художник. Обыватель обычно оценивает искусство так: хорошо или плохо это нарисовано. А художник - это нечто другое, это выше, чем ремесло.

– В советское время искусство Прибалтики воспринималось прогрессивным, новаторским, по сравнению с традиционным соцреализмом. Каковы особенности современного эстонского искусства? Можно ли сказать, что оно в меньшей степени ориентировано на традиции реализма, чем русское?

– Действительно, еще в советское время в Эстонию перебежала половина художников, которых зажимали в Питере. Прибалтийское искусство было более свободно и по форме, и по содержанию. Поэтому и зритель там воспитан на таких традициях. Традиции реализма там не сильны, если сравнить, например, с Костромой.

– Как Вы считаете, есть ли различие между творчеством эстонцев и русских художников, живущих в Эстонии? В чем оно проявляется, если существует?

– Разница точно такая же, как между русским и эстонцем. Это зависит от менталитета. У эстонцев свои традиции. У них очень сильная графика. На европейских выставках наше искусство занимает определенную нишу. Существует даже разделение между прибалтийскими странами. В Таллине проводятся биеннале графики, Вильнюс специализируется на живописи, Рига - на декоративно-прикладном искусстве.

– Ваше творчество практически неизвестно костромскому зрителю. Какой реакции на Вашу выставку Вы ожидаете от посетителей галереи?

– Я думаю, что основа и корни моего искусства - это лубок, это сарказм, и русскому человеку это присуще. Мы, русские художники, идем от иконописи, от лубка, откуда здесь еще художникам взяться. И я думаю, что это будет воспринято. Я не боюсь непонимания со стороны зрителя.

Увеличить
"Мальчик с мячом"

2004г.

Тихон ТОКАРЕВ

[Главная] | [Содержание] | [<<Предыдущая] [Следующая >>]